00:38 

"Я тебе не лапочка, скотина тупая" Глава 9

GoPoLaDy
ɐwʎ ɔ vǝmоɔ dиw ɐʚонɔ
Стою перед нашей входной, обшарпанной дверью в квартиру, хлопаю глазами и пытаюсь сообразить, что сейчас собственно такое было? Дверь закрыта не только, как водится, на нижний замок, но и на средний (ситуация, когда ни меня, ни озабоченного кретина нет дома) да еще и на верхний (про который мы вспоминаем, если уезжаем из квартиры на несколько дней). Но и это еще не конец! Расправившись с замковой триадой и размышляя, какая муха укусила Глеба так внезапно обезопаситься перед уходом и куда собственно эта скотина внезапно смоталась, я толкнул дверь и столкнулся с новой преградой. Ко всему прочему, она была закрыта на цепочку! Все три замка, да еще и цепочка? Черт, да к нам зомби что ли ломились или дяденьки в форме и с призывным листком?! Выйдя из ступора, я вжал кнопку звонка до предела, повелевая двухметровому тупице немедленно явиться и впустить меня в квартиру. Дурдом какой-то! Че он только там делает? Вообще, когда ты снимаешь квартиру на двоих с лучшим другом, невольно генерируется некое правило. А именно: «Если ты пришел домой, а дверь закрыта на цепочку – иди, погуляй!» Погуляй, и дай другу расслабиться с телочкой. Ну, так оно должно быть. В нашем с Глебом случае, это правило не действовало по некоторым жизненным каверзам. А именно в силу полного отсутствия совести и мозгов извращенца Глеба, и… Вздохнул. Ну ладно, чего уж там – в силу моей не очень большой популярности у девушек. Всунув ухо в образовавшуюся щель, внимательно прислушиваюсь к каким-то глухим голосам. Только слушай, не слушай - ничего не понять! Телевизор это что ли?.. Тут меня прошиб холодный пот, я даже в дверь покрепче вцепился от испуга.
А вдруг этот кусок извращенца не выдержал нашей очередной утренней потасовки за поцелуй (фу, блин, как парочка молодоженов!!), и сейчас двухметровая туша Глеба мерно покачивается на нашей люстре в комнате. Черт, ведь он же мог!! Мозгов-то нет!.. Хотя нет, не мог… у нас потолки не высокие, да и скорее его пришибло бы куском потолка, оторванного вместе с люстрой. Но ведь есть же еще сто пятьсот способов сделать этот безумный поступок!! Влепив себе пощечину, крепкую, аж до выступивших слез, я глубоко вздохнул и убедительно упросил себя не паниковать. Нет, ну что за бред, Глеб бы никогда… Это все идиотская статья о разных способах суицида, над которой я до четырех утра позорно залип. После того, как два часа неотрывно изучал сайты об серийных убийцах. Правильно Глеб сказал, не нужно было эту хрень читать на ночь, вон, как распереживался!.. С другой стороны «Глеб бы никогда» - ту же самую фразу я повторял себе, когда этот урод только-только признался мне в любви….
А-а-а! Да где его черти носят!? Внезапная догадка заставила меня просто вскипеть от праведного гнева и зазвонить в звонок с новой силой. Этот гад…. Небось дрочит на очередную порнушку с участием таких же грязных извращенцев, как и он!!!
- Открывай, свооолочь!!! – завопил я, помогая себе ногой и вновь и вновь нажимая на звонок. Послышались шаги, в прихожей включился свет и в щелочке я разглядел печальную морду Глеба.
- Я ссать между прочим хочу, - вкрадчиво выдал я, после полуминутных гляделок в полной тишине. Вздохнув, Глеб закрыл дверь, загремев цепью.
- Пиздец блин, в дом не попасть! – я тут же влетел в прихожую, толкнув Глеба в шкаф и запустив сумкой в лавочку у трюмо. – Ты че тут устроил, а? Нахрена на все замки заперся, да еще и с цепочкой?!
- Кеш, тут такое дело…
- пробубнил Глеб, закрывая треклятую дверь. Гад такой, на один же замок!! Что тут происходит?! Взгляд совершенно случайно падает ниц, прямиков на беленькие босоножки, размера эдак 35. Так что даже первая мысль, что Глеб тут транс-дефиле устроил, тут же отпадала, ему эта босоножка вообще никуда не налезет. То есть….
- Привет. Глеб, это твой сосед, тот самый? Оп-па…. За моей спиной, выглянув из комнаты, стоит милейшее создание женского пола, даром, что одетое. А вот это уже что-то интересное…
- М-м… ну, да… Кеша – это моя одногруппница Марина Орлова. Марин – это мой сосед. – Глеб помолчал, за что я успел его возненавидеть, хотя сильнее ненависти, кажется, уже просто нельзя испытывать. Ну, нифига себе, Марина Орлова! Охренеть просто! Да у нее грудь четвертого размера наверно! – Мой сосед, мой лучший друг и…
- Меня зовут Кеша, очень приятно, - блядь, а я в растянутой футболке, да еще и с пятном на пузе от чебурека…. Что ж за непруха? Неловко приглаживая топорщащиеся на затылке волосы, очаровательно улыбаюсь красавице-Мариночке и убиваю Глеба взглядом. Вот гад – хоть предупредил бы! Так, стоп…
- … Глеб не говорил, что может кто-нибудь прийти.
- А вот и нет, говорил, я предлагал же посидеть на кафедре!
- … Но ведь дома намного уютнее!.. Кеша, ты посмотришь с нами фильм?
- Вообще-то мы занимаемся курсовым проектом.
У меня сейчас задергается глаз. Почему это Глеб запер дверь, если он тут «всего лишь» курсовым проектом занимаются, а?!! Марина, кстати, разменяла свои элегантные босоножки на разношенные тапочки 45 размера, да еще с дыркой на большом пальце. Само чудище стояло босиком.
- Курсовой проект никуда не убежит, а у нас только чайник вскипел… Кеша, ты же будешь пить с нами чай? Я принесла торт-мороженое, - Когда Марина улыбается, мне кажется, будто ангелы хорируют где-то за моей спиной. Нет, ну, правда, улыбка красивой девушки, предлагающей тебе жратву – это божественно.
- Глеб, ты бы дал Марине мои.. эээ… то есть, другие тапочки, а то в твоих она утонула, - заметил я, складывая руки на груди.
- Ничего страшного, - махнула рукой Марина, уходя на кухню и манерно покачивая бедрами.
-Я твоих не нашел, - буркнул Глеб, хмуря брови. Смотря на эту недовольную рожу, я сам категорически раздражался. Значит, привел сексапильную одногрупницу в дом, заперся, как в сейфе, показательно вручил ей свои тапки… Я влепил сам себе мысленного пинка. Вот еще! Что это я так бешусь из-за какой-то очередной телки Глеба? Очень сексуальной телки козла-пидараса Глеба! Ну, вот почему ему всегда так везет, за что, за какие такие заслуги?!.. Да и вообще… Курсовой проект они делают, сказали же, русским языком. Сексуальные девицы тоже в институтах учатся и зачетки имеют, да, да…
- Мог бы и позвонить мне. Объяснил все, раз такое дело, я бы… прогулялся, - безмятежно выговорил я, показательно выпинывая ногой из-под тумбочки свои тапки. Найти он их не мог, как же, лежали там же, где и его! Гигантское страшилище поглубже руки в карманы заснуло и насупилось.
- Звонил… ты опять за зарядкой не уследил, Кеш…
Стоп, «звонил»? «Звонил», простите? Меня что, реально тут не хотели сегодня видеть?!
Я от шока даже промахнулся, зазвездев ногой не в тапочку, а в стену. Кажется, Глеб расценил это по-своему, потому что добавил: - Ну и вообще, ты же говорил, что задержишься сегодня… Вот я и…
- Мальчики, идите к столу! Мороженое тает! – спасла ситуация Мариночка, выглядывая в прихожую. Уверенным шагом достигнув кухни, я мрачно уселся на свое излюбленное место и прожег неловко топтавшегося Глеба мрачным взглядом. Подумать сложно! Этот безобидный с виду идиот, все продумал и просчитал! Дождался дня, когда мы с одногруппниками хотели выпить пива, привел девушку, закрылся на все замки, благо что бюро к двери не придвинул… И что больше всего мне не понятно в этой ситуации – откуда что взялось?!! Нет, ну допустим, Марину эту я понять могу, на Глеба со школы вешаются самые сексапильные девушки, но к чему эта здоровенная околдобина решила зашуршать и все это организовать?! Чем эта Марина отличается от хреновой тучи других классных баб, получивших от Глеба уверенный отворот поворот? Что тут происходит мать его?!! От внезапной догадки я даже подпрыгнул на месте, привлекая к себе внимание сладкой парочки. Это что же получается? Моему кретину нравится… эта Марина?? На меня с удивлением косятся, так что приходится быстро сгенерировать тему разговора.
- М-м… А вы с первого курса учитесь вместе? – как можно безмятежней интересуюсь я, пододвигая к себе сахарницу и зачерпывая побольше сладкого песка.
- Да, с первого, - кивнула Марина, аккуратно разложив кусочки торта по блюдцам и вручив каждому свой. – Общаться нормально начали со второго курса.
- М-м-м, - глубокомысленно тяну я, зачем-то озвучивая свою следующую мысль: - Глеб мне про тебя не рассказывал…
- А зачем мне про нее рассказывать?
– мрачно бурчит Глеб, получая тычок от надувшейся Марины.
- Грубиян!.. – возмутилась девушка, тут же с улыбкой обратившись ко мне: - А вот про тебя он мне все уши прожужжал, Кеша… Тебя же Аркадий зовут? Какая интересная модификация собственного имени!
Если Марина действительно та, кто нравится Глебу… тем более, что она – девушка… это же… вроде как… ну…Хорошо. Пока Марина что-то чирикает про мое офигенское имя, невольно рассматриваю ее. Симпатичная, даже очень красивая, хозяйственная – вон, чай нам организовала…. Глеб ей уже и тапочки свои отдал…. У этих двоих действительно все так серьезно? А почему я не заметил? А почему мне ничего не сказали? Почему я чувствую себя так паршиво и вообще… А как же я?…
- .. Кеша, торт же сладкий, - смеется Марина, трогая меня за руку. Ой, увлекся с сахаром, интересно, в кружке еще чай-то остался?..
- Кеша любит сладкий чай, неважно, что есть еще торт, - сварливо отзывается Глеб, болтая ложкой в кружке, а потом поднимаясь и выставляя ее передо мной. Я только сейчас замечаю, что моя кружка – с Кенни из СаусПарка - была у Глеба, а передо мной стояла обыкновенная, гостевая чашка с цветочком. – Я тебе три ложки положил и помешал, Кеш.
Краснею, вцепившись в кружку, и пепелю Глеба взглядом. Длиннющая околдобина невозмутимо забирает у меня неправильную кружку с убитым сахаром чаем, выливает его в раковину и делает себе новый.
- Вы так хорошо друг друга знаете, - улыбается Марина. – Это очень мило.
- Вы, я смотрю, тоже хорошо ладите… Домашнюю работу вместе делаете, - заметил я, шумно втягивая в себя чай.
Сука страшная, прям как я люблю. Научился мне чай разводить… Ненавижу его. Как же я его ненавижу!! Почему, почему, почему он постоянно трепет мне нервы?! У меня только прошла крапивница, и вот, на тебе, опять уже рука зудит…Блин, и главное, какого хрена я тут вообще сижу и бешусь?!
- Марин, ты не забыла про курсовик? Пошли уже, - настойчиво завел свое Глеб, так и не притронувшись ни к торту, ни к чаю. – Пусть Кешка тут поест, а мы в комнате все быстро сделаем, там работы-то на пять минут…
- Ну, Глеб, дай мне с человеком поговорить,
- заныла Марина. Извращенная скотина поджала губы, а я, сам того не замечая, открыл рот и проблеял:
- В самом деле, че ты к ней пристал? Пусть человек посидит, чай выпьет….
Взвизгнув от радости, Марина похлопала в ладоши. Явно разочарованный Глеб плюхнулся обратно на табуретку. Явно разочарованный, ха! Поделом тебе! Ему наглости еще хватило зазывать эту девицу в нашу комнату, чтобы, пока Кешенька тут ест сранный торт, закрыться там и «заняться курсовиком»?! Только через мой труп! Тут я раскраснелся совсем, аж жарко стало.
Блин, ну чего я творю? Противореча кодексу настоящих мужиков, невзирая на цепочку, заставил впустить себя в дом…. Уселся тут чаевничать, да еще и уединиться людям не даю…
Я же недавно сам ныл и молил мировоздание послать уже Глебу невесту, чтоб он только от меня отстал. И что теперь? Вот, как заказывали, получите и распишитесь. Умница, красавица, придурку нравится, и вот чего мне теперь не нравится? А хрен его пойми, что мне не нравится!!
Мне не нравится, что тупица ничего мне не рассказал! Да! Какого хрена спрашивается?! Я ему кто? Лучший друг вообще-то! И это если не считать его извращенских фантазий….
И вообще, что же это получается….Я шумно выдыхаю, упираясь взглядом в стену. Все бы ничего – но только сегодня утром именно этот длиннющий урод, который сейчас мрачно переругивается с Мариной на тему домашнего задания, упорно пытался меня… аха-ха… поцеловать! А вчера ночью нагло тискал, под очень кривым прикрытием «я не тискаю, а щекочу!» Да не щекочут там!… И там тоже… И вообще….
- Я в ванну, извините! – взвыл я, подскакивая с места, и уносясь в ванну.
Из зеркала над раковиной на меня смотрела малинового цвета морда с лихорадочно блестящими выпученными глазищами и в обрамлении всклоченной шевелюры. Красавец. Просто Аполлон! Надо успокоиться и привести себя в порядок. Пускаю холодную воду и начинаю плескать ее на свои горящие щеки. Блин, я уже ничего не понимаю! Так, расслабиться, успокоиться, выстроить логическую цепочку. Меня бесит?.. Безусловно, меня бесит тупорылая скотина! Урод долбанный, скотина тупорылая, ни слова же не сказал про свою Марину! Я ему друг или кто? Меня бесит, что этот кретин не только не рассказал мне о своей подружке, но еще и позволял…. Позволял себе тискать меня! Я нервно хохотнул, активнее плеская воду себе на лицо. То есть, имея подружку на примете, он продолжал лезть ко мне! Как это вообще называется?! Меня бесит этот урод! Бесит, ненавижу его! Беситбеситбесит, скотина тупая, кретин долбанный, ненавижу его, ненавижу!! Еще эта Марина, блядь, Орлова тут расселась, как у себя в общаге, да еще тапочки чужие напялила, курица хре….
Застыв на секунду, я глухо взвыл и сунул голову под ледяную воду. Аааааааа!!!! Вот оно, опять! Я опять об этом подумал! Я снова мысленно обругивал Марину! Меня бесит красивая девчонка. И вовсе не за то, что я «ути, какая милая пуська, можно я с тобой сфоткаюсь?!», а потому что она сидит тут, в тапочках Глеба, и фривольничает тут с моим монстром! Завинчиваю кран и снова смотрю на себя в зеркало. Выгляжу я теперь еще хуже, да и вода ручьем льется по моей спине и теперь футболка вся мокрая… И все это ради того, чтобы прийти к одной единственной мысли: меня бесит эта Марина. Я не хочу, чтобы Глеб оставался с ней наедине. В нашей комнате, в нашей квартире. Я не желаю думать с какой стати я лезу в чужие отношения. Скажем так, мщу ему за все те романы, которых я был лишен по его блистательной вине. Да! Хрен ему, а не нежная девица под торт-мороженое! Хорошо устроился!
Захотел – Кешу потискал, захотел – бабу привел! Не с тем связался. Размазав мокроту по лицу первым попавшимся под руку полотенцем и с мрачным негодованием различив, что попалось мне именно глебовское, я решительно вышел из ванны. Буду до посинения сидеть между ними, хрен я их наедине оставлю! Но на кухне меня ждал сюрприз – за столом среди чашек с недопитым чаем сидела только Марина, Глеба и след простыл. Заглянув зачем-то под стол, и на сто процентов убедившись, что тупорылой скотины точно нет на кухне, я протиснулся на свое место в угол.
- Освежился? – улыбаясь, спросила Марина, окидывая меня красноречивым взглядом. С волос до сих пор капало.
- Ну… типа того, - уткнувшись в чашку, выдавил я. Мозг лихорадочно вертелся. Раз Глеб куда-то смотался (а вариантов, куда он мог смотаться из кухни в однокомнатной квартире, крайне мало, раз уж ванную комнату на тот момент занимал я), значит, скоро за ним последует и его Марина. Надо срочно начать о чем-то с ней говорить! - Кхм… а куда делся этот.. кусок урода?
- Глеб?
– приподняв аккуратные бровки, уточнила Марина и, получив от меня утвердительный кивок, засмеялась. – Друзья детства… Он ушел в комнату. Ему прямо-таки неймется уже заняться этим курсовым проектом!
Курсовым проектом? Уже?! Я слишком долго был в ванне?
- Ээ… а ты? Не пойдешь?
- Да там делать нечего
, - лениво сообщила она, подпирая щеку ладонью и рассматривая меня. Черт! Надо было хотя бы расчесаться. Я теперь мало того, что растрепанный, так еще и мокрый! Когда я мокрый, огромный дебил чуть ли не рыдает от умиление и воет что-то про мой трогательный вид и огромные глаза… аргх, ненавижу его! Скромно провожу по волосам рукой и хлебаю подостывший чай.
- Работы – на пять минут. Просто скачать кое-какую информацию из интернета, - продолжает Марина, не сводя с меня взгляда. – Так что думаю, Глеб героически справится с этой непосильной задачей один. А мы тут с тобой пообщаемся… тортик поедим. Тебе понравился торт, Кеш?
- Я вообще еду люблю
, - честно пробормотал я. – Ээ… слушай, Марин, если там действительно все так легко делается, в вашей курсовой работе… то… ну…
- Зачем я тогда пришла?
– ой, как я люблю умных куриц. То есть девушек! А у Марины еще и декольте красивое… Сердце кровью обливается мешать Глебу с ней, но он сам виноват!…Мое дальнейшее мыслеизлияние в мозг прервала следующая фраза Марины: - Потому что давно хотела с тобой познакомиться. От неожиданности давлюсь и выплевываю чай через нос. Чего?! Марина суетится, обкладывая меня салфетками, и поглаживает по плечу, в ожидании, когда я откашляюсь.
- Со… мной?.. – прохрипел я, пытаясь побороть кашель. Мне же послышалось?
- С тобой, ага… ты как, живой? – заботливо поинтересовалась одногруппница Глеба. Как-то чересчур заботливо. Так что, то самое охренительное декольте остановилось перед моим офигевшим взором.
- Подожди-подожди! – затараторил я. Блин, что тут происходит?! – Ты пришла к нам домой с Глебом, закрылась тут с ним, чтобы... познакомиться со мной?
- Закрылся Глеб,
- помрачнела Марина, подпрыгивая вместе с табуреткой ближе ко мне. – Он вообще такой странный. Сначала всем в группе рассказывает про тебя, показывает ваши фотографии и вспоминает школьные истории, - ЧТО ОН ДЕЛАЕТ?! – а как только я попросила нас с тобой познакомить – встал в позу!.. Хотя… видимо, я ему просто нравлюсь, и он ревнует меня к тебе… ЧТО?! Черт, я так давно не общался с самками, что уже порядком запутался, кто кому нравится, и кто кого ревнует к кому… тьфу, бля… ГЛЕБ ПОКАЗЫВАЛ МОИ ФОТКИ В СВОЕЙ ГРУППЕ?! Озабоченный кретин!!!
- Ну что ты, Кеш? Ты как будто в ступоре, очнись! Это же явно, как божий день! Он так нахваливал своего друга, что пропустил тот момент, когда его друг стал мне нравиться больше его самого…. – Марина чуточку прикрыла глаза, создавая как бы скорбный вид. А я мог думать только о том, какие такие фотки этот урод демонстрировал своим одногруппникам, да еще и нахваливая меня?
– Но я ничего не могу с собой поделать! Ты меня просто очаровал! Глеба, конечно, жалко, я ему явно очень сильно нравлюсь – вон, как он недоволен моим появлением, всячески пытался оградить меня от тебя….
- А я…
- А ты такой хороший!
– тут же заулыбалась Марина, еще ближе подсаживаясь ко мне.
Э-э-э…. Я хороший? В смысле – хороший самец? Круче Глеба, да? Все слышали? Меня сейчас хвалит такая красавица! Эй-эй, она еще и опирается на меня.
– Ты очень хороший. Ты совсем не такой, как все наши мужланы, грубые и неотесанные, думающие только об одном! Ты открытый, нежный, такой приятный! Ты просто лапочка. Я о таком всегда мечтала, Кеша! – Марина еще тесней прильнула ко мне, уже полностью оказываясь на моих коленях и обнимая за шею. – У-у-у-о, у тебя все еще волосы мокрые…. Они, наверное, такие мягкие!
Открытый? Нежный и… приятный?.. Лапочка?.. Я задушу этого придурка подушкой сегодня!
Нет! К черту подушку, я сделаю это голыми руками!! Пока я тихо-мирно грызу в своем универе гранит науки, этот извращенец ходит по своему институту и рассказывает про меня свои… свои… гребанные фантазии?! Марина смотрит на меня в упор, трепля за щеку, как ребенка. Ой, блин, я совсем про нее забыл! Почему все, о чем я могу сейчас думать, это идиотский кретин, который сейчас сидит в соседней комнате, а не потрясающее декольте прижимающейся ко мне Марины?!
- Э-э-э… знаешь… - аккуратно начал я, не зная, куда деть руки, чтобы не задеть прелести студентки Орловой. – Глеб немного… ну, приукрасил действительность. Не такой уж я и… как его… нежный и совсем я не трогательный….
- Такой-такой,
- убедительно выдохнула Марина, умильно складывая губки и прижимаясь ко мне всем телом. – Такой симпатичный… такой миниатюрный… ху-у-уденький…
- Я жилистый!
– сипло возмутился я, в панике вжимаясь в стенку.
Господи, ну почему не то же самое, только с другими словами?! Почему не «Ты такой крутой!… Сильный!… Возбуждающий!», почему не так?!.. Ненавижу сюсюкающих баб! Мной должны восторгаться, как мужиком, а не как мальчишкой в коротких шортиках. Весь интерес к ней пропал… Все потому что Глеб, засранец, описал меня не как сильного и потрясающего самца, а как мягкого и нежного… п…п… подобного себе, вот! Бли-и-ин, ну Глеб же в соседней комнате, как-то неудобно…
- Да-а, жилистый, - согласно выдохнула Марина. – Люблю таких. Ты просто мой идеал воплоти!
Ебанныйстыд, это уже слишком для меня! Сначала меня нервировал Глеб, желающий трахнуть эту Марину у нас в комнате. Потом меня нервировала Марина, которую желал трахнуть Глеб в нашей комнате… А теперь оказывается, что все это из-за меня?! Я настолько лапонька, что даже смог увести телку у Глеба?.. Да что же она все заладила-то свои нежности мне шептать?! Дверь на кухню открывается и с треском врезается в стену, так что мы с Мариной вздрагиваем и поднимаем взгляд на сурово застывшего над нами Глеба, сжимающего в руке флешку.
- Все готово. – Гаркнул он, махая перед собой флешкой. – Я даже твой титульный лист подписал.
- Что-то ты быстро
, - разочарованно протянула Марина, поднимаясь с моих колен за флешкой. А, по-моему, слишком долго! Слишком долго я выслушивал все эти стандартные «ути-пути» своей внешности!
- Нормально, - буркнул Глеб, отдавая флешку и показывая на дверь. – Ну, все, ты теперь можешь со спокойной совестью идти домой!
- Грубиян
, - разочарованно выдохнула Марина. – Вот прямо так – на дверь? А как же кодекс настоящих друзей: если друг с девушкой – пойди, погуляй?
- Марин, мы договорились
, - мрачно напомнил ей Глеб
- Все-все, ладно, я помню… - она театрально вздыхает, подмигивает мне и направляется в прихожую, облачаться в свои босоножки. Мой кретин мрачным изваянием нависает над ней, контролируя чуть ли не каждый жест несчастной своей одногруппницы. Я в молчании притягиваю к себе свою многострадальную кружку, с холодными остатками чая на дне, и наблюдаю за этой сценой. Мне очень хорошо видно большого, длинного Глеба. Жутко недовольного, хмурящегося, чего-то бурчащего и ссутулившегося. Марина стоит ближе к входной двери, так что я вижу только ее красиво вздернутый к верху задик, когда она эротично нагибается, застегивая замочки на босоножках. Все-таки, красивая она девчонка…. И с Глебом хорошо смотрится…. Даже когда распрямилась и, надменно улыбаясь, так же тихо подначивает его суровый бубнеж. Надо же… и из нас двоих ее взгляд все-таки упал на меня!… Не совсем в том плане, в каком хотелось бы мне, но…
- До скорого, Кеш! Заходи к нам в институт, у нас там потрясающая хинкальная! – Марина машет мне, посылая воздушный поцелуй, и Глеб еще более суетливо направляет ее к двери.
Когда входная дверь, наконец, хлопает, а дальше начинают методично звякать запирающиеся замки, я, наконец-то, отмираю и выхожу из оцепенения. Пипец вечерок! Глеб некоторое время торчит у входной двери, так что я не могу его разглядеть. Но потом свет в прихожей гаснет, и он мрачно шаркает на кухню. В своих тапках. Я осмотрительно отпихнул от себя табуретку, которую почти вплотную придвинула Марина. Глеб послушно седлает ее, оказываясь на приличном расстоянии, сидит, а потом тяжко вздыхает и кидает на меня печальный взгляд.
- Кеш…
- Стоп!
– обрываю его я, сурово подняв руку. Пора наконец-то расставить все точки над хреновой ё. Все две гребанные точки. Глеб послушно сдувается, рассматривая собственные огромные ладони. – Итак. Ты…. Ты…
Блин! Это тяжелее, чем кажется!! Сказать сидящему перед тобой Глебу, что он из ревности своей тупорылой специально выбрал тот день, когда я с наименьшей вероятностью должен был быть дома рано, что он даже вспомнил кодекс настоящих друзей про долбанную цепочку и не поленился закрыться на все замки!.. Что он изволновался тут, пока я чаевничал с Мариной, упорно не давая Глебу увести ее от себя, потому что….

Потому что сам хотел увести ее от Глеба. Блин. Ну, вот и как я такое скажу?! Если эта тупая скотина узнает, что я ревновал его к этой Марине ничуть не меньше, чем он ее ко мне – я же умру тут от стыда!! Мои сгрызенные в хлам пальцы покидают гладкие бока кружки с Кенни и зарываются в волосы. Господи, ну за что мне весь этот дурдом!?! Глеб легонько тычет пальцем меня в плечо.
- Что?! – взвился я.
- Кеш… ну, ты прости, что так получилось… ну, ты понял уже все… Я совсем некрасиво себя повел. Не нужно было мне устраивать все это… цепочка, дверь… тапки твои я специально ей не отдал, они же твои!… просто… мне было неприятно, что она… ну, ты же всегда мечтал о красивой девушке, а Марина вроде ничего… не знаю, поймешь ли ты…

О-о-о, друг мой тупорылый, знал бы ты КАК я тебя понимаю!

Блин, он оказывается и тапки мои сидел, оберегал! Ревнивое животное…
- Расслабься. Она не в моем вкусе… - Боже, я сейчас ослепну от сияния его счастливой морды!!
- Кешенька….
- Ой, сгинь куда-нибудь! Мозг сейчас лопнет… Сначала мой универ мне мозг взрывал, так ты еще в дом свой привел!
– взмолился я, утыкаясь краснючей мордой своей в колени и неловко отмахиваясь от медвежьих объятиев разомлевшего Глеба. Урода кусок ловит меня за руку и критично ее осматривает.
- Опять допереживался до крапивницы, - покачал он головой, рассматривая красные пупыря на моем локте. Родину продам, лишь бы почесал…. – Блин, а у нас болтушка закончилась, чем же теперь помазать… Кеш! Ты-то что вечно на нервах? Ты-то что переживал, скажи мне?
- ЯЯЯ ЧТО ПЕРЕЖИВАЛ?!
– взвыл я, отнимая собственную руку и в панике почесывая зудящий локоть. – Я?! Да ты!… Да она!… Да…
Со свистом набираю в себя побольше воздуха, чтобы хватило на следующую фразу:
-Да ты мне лучше расскажи, какие-такие мои фотографии ты бегаешь и воспеваешь хвалебными речами по своему институту, а-а?!
Оп-па! По изменившейся физиономии своего кретина, я понимаю, что смог таки взять штурвал в свои руки и резко изменить курс. То-то же! Не нужно ему знать ни про настоящую причину моих нервов, ни про мою ревность… В конце концов, чего это я и, правда, так взволновался. Подумаешь, приревновал! Ревность же ни к чему не обязывает? Скажем так… Марина действительно не в моем вкусе. И я как друг не оценил.
- И-и-и?! Что молчишь? Твоя Марина мне все рассказала. Телефон на стол, быстро! – рявкнул я, ткнув засопевшего урода локтем в бок. И кретина подогнал, и локоть почесал.
Глеб упорно отводит взгляд, сжимая свой мобильник в кармане домашних штанов.
- Да ничего там такого нет… - мрачно пробубнил он. – Парочка твоих фотографий. Всего три штуки. Одну я поставил на твой звонок, вот и все….
- И все? Что-то не верится
, - рявкнул я, решительно выцарапывая руку Глеба с зажатым в ней телефоном. – Очень уж тесно ко мне прижимались Маринины титьки и очень уж няшным по ее мнению был я. Показывай, сейчас же!
Глеб вздыхает и начинает рыться в своем телефоне. Через полминуты он, кажется, находит нужную папку – рожа кретина растягивается в дурацкой улыбке, и я, не выдерживая, отнимаю у него телефон. Ой, лучше бы я это не делал! Долбанный извращенец, вуйарист! А я-то голову ломал, когда он успел меня заснять! Вот и ответ: на фотографии я дрыхну без задних ног!
- Т-ты… - сиплю я, в ужасе глядя на собственную фотографию. Как всегда, свою подушку я крепко прижимаю к груди, утыкаясь в нее носом, а сам лежу на глебовской, отвоеванной… Волосы чуть ли не в кучеряшки завертелись, а не самое лучшее качество фотографии очень удачно скрыло мокрое пятно на наволочке, оставленного моими слюнями.
- Эта на звонке стоит, - объяснил кусок извращенца, ковыряя пальцем дырку в клеенке. – Полистай в сторону, там еще две… И, правда, еще две фотографии спящего меня в разной степени кавайности. Кто ж знал, что я такой умильный, когда сплю?.. Блин, ну, если Глеб ТАКИЕ мои фотографии показывает в своем институте, не удивительно, что я для них лапочка и вообще. На самом деле во мне сейчас столько всего плещется, я столько всего желаю проорать этому идиоту, но сил хватает только опустить голову на ладонь и угнетенно покачать головой.
- Удаляй всю эту порнографию. Сейчас же!
- Все три?!
– убито уточняет Глеб, так смотря на свой телефон, будто тот после продолжительной болезни лейкемией решил отдать коньки под очень трагичную песню.
Закатываю глаза.
- Да. Все три дурацкие фотографии! И чтобы я больше не слышал о таком, понял?! Не смей меня расхваливать перед своими друзьями! Не смей демонстрировать мои нелегальные фотки!.. – делаю грозное лицо, стараясь придать грозность и голову: - Из-за тебя я прославлен перед незнакомыми людьми, как гребанная лапочка! А я уже тысячу раз говорил, я…
- … не лапочка, - печально закончил Глеб.
- Именно! – взвыл я, ударяя кулаком по столу. – Ты удаляешь?!
- Удаляю…
- Все удаляй!.. ну-ка покажи? И папку удали, зачем тебе богомерзкая папка «Кешенька», раз уж она пустая!.. Пиздец, нахрена только ты все это устроил….

- Кеш, - вдруг очень строго выдал огромный идиот, гипнотизируя пустую папку «Кешенька». – Я был совсем не прав, я знаю. Но и ты подумай головой: нет ничего противоестественного в том, что я хочу иметь твою фотографию на своем телефоне. Нет ничего противоестественного, что, когда мои друзья спрашивают, с кем я делю квартиру, я рассказываю им про тебя. И когда они видят твою физиономию на моем телефоне при твоем вызове – это тоже не преступление!
- Да ты по сути своей противоестественный!
- А ты зацикленный!
– охренеть! Это на меня сейчас еще и орут?! – Нет ничего странного в том, что я говорю о своем любимом человеке только хорошее!

Аааааааа!!!! Он опять это делает!!!! Вскакиваю, и уношусь в комнату. Околдобина несется за мной, да еще с таким топотом, что я слышу визг несчастных половиц.
- Кеша!
- Отстаньотстаньотстань!
– ору я, резко разворачиваясь и пробегая обратно на кухню.
Глеб снова следует за мной, да еще предусмотрительно замирает в дверях кухни.
- Кеш! Вот ты как будто не знал!
- Ааааа!!! Прекрати, так нечестно делать!
– я в панике затыкаю уши, на случай, если он снова начнет говорить эти возмутительные слова.
- Но это правда! – беснуется Глеб. – У меня не получается говорить о тебе плохо или сухо, мне нравится рассказывать о тебе хорошо… и, блин, я любил эти фотки!
Чтобы хоть как-то заткнуть эту тупую скотину, подскакиваю к столу и хватаю его мобильный телефон. Хорошенько взлохматив рукой начавшие подсыхать волосы и состроив примерзкую рожу, я отвожу телефон на вытянутую руку и делаю снимок. Ха! У меня даже получилось не моргнуть при вспышке! С экрана на меня таращится злющий и встрепанный пацан, на фоне дурацкой занавески в рюшечку. Все пятерки в Одноклассниках мои! Сохранить в богомерзкой папке «Кешенька». Готово.
- Вот тебе, зверина тупая, только заткнись, молю! – ору я, кидая в офигевшего Глеба его же телефоном. – Сразу бы попросил, нормально, по-человечески… нет же! Все делает, будто украл… Чего ты лыбишься, урод?!
- Кешка…. – хохочет Глеб, смотря то на меня, то на телефон. – Ты чудо, знаешь?
- А ты мудак, знаешь? – локти зудят со страшной силой, мне кажется, на утро я останусь без кожи. – И вообще, думаешь, так легко отделался? Я все еще чертовски зол на тебя!
Образина тем временем шустро прячет телефон в карман, берет меня за жутко зудящий локоть, так что я не могу его нормально чесать, не натыкаясь на чужие пальцы, и ведет в сторону комнаты.
- Вообще-то, казнь еще не закончена, - напоминаю я по дороге, оживляя в памяти все потрясающие эпитеты Марины в мой адрес… да-да, и злополучного лапочку в том числе. За него будет отдельная взбучка. Скотина тупая!
- Не закончена, - соглашается мой кретин, у которого, клянусь, улыбка даже сквозь затылок видна! - Но ты с мокрой головой, а на кухне прохладно…. Я думаю, ничего сильно не изменится, если ты поругаешь меня сидя на постели и завернутым в одеяло, так ведь?
Тупица… ну и как на него злиться?


***

Телефон выдает глухой звук затвора камеры, и я, словно заправский вор из фильма, стремительно откатываясь в сторону, делая вид, что нихрена не при чем. Но тишину по-прежнему разрушает только убийственное сопение груды мяса возле меня, и ничего больше. Выдохнув с облегчением, я подношу к лицу мобильный телефон и любуюсь на полученный с большим трудом кадр. С экрана мобильника на меня глядит мирно спящая морда Глеба, а еще моя рука, растягивающая его губы в тупорылой улыбке. Но так ему лучше.
Бва-ха-ха, а кто сказал, что я хороший и положительный? Хрен вам! Я не лапочка. Теперь вызов от контакта «Гаденыш» я ни за что не пропущу.

URL
Комментарии
2011-08-17 в 02:19 

Лондонский Ангел
Коварный и ревнивый Ангел, готовый продать душу за своих прекрасных жен.
ниасилила я

2011-08-17 в 08:33 

GoPoLaDy
ɐwʎ ɔ vǝmоɔ dиw ɐʚонɔ
:gigi:

URL
     

Madonna lily

главная